Реформистский иудаизм в России: конструирование «нового еврея» // Вестник Российской нации №5 2015

Аннотация:

Реформистский иудаизм – относительно моло­дое течение, получившее распространение в России в последнюю четверть века и в настоящее время представляющее собой одну из попыток создания новой еврейской самоидентификации. Осно­вываясь на собственном полевом материале, автор предлагает предварительные наблюдения и выводы, касающиеся этого тече­ния.

Скачать PDF

Введение

В статье речь пойдет об относительно новом для России течении в иудаизме – реформистском иудаизме (иначе называемом прогрессив­ным иудаизмом). Он возник в Германии в начале XIX в. под непосред­ственным влиянием идей Просвещения вообще и еврейского Просве­щения – Гаскалы – в особенности (включая идеи ее основоположника М. Мендельсона)[1].

На территорию Российской империи это течение стало проникать вскоре после своего зарождения, уже в 1840-е гг., но большого распро­странения реформистские общины не получили[2].

В СССР реформизм практически не существовал, но именно в конце советской эпохи, в поздние 1980-е гг. это течение стало возрождаться, или, если быть точным, создаваться заново. Так, в 1988 г. в Москве воз­никла сначала на частной квартире первая община прогрессивного иу­даизма[3].

В 1990-е гг. именно этому течению предсказывали большое бу­дущее на постсоветском пространстве. У таких предсказаний были объективные предпосылки. К ним надо отнести массовый отход со­ветских евреев от иудаизма и шире – религии и религиозности, ины­ми словами, далеко зашедшую секуляризацию еврейского населения бывшего СССР. К таким предпосылкам также относятся трудности соблюдения многих предписаний ортодоксального иудаизма в не­еврейском окружении (вопросы соблюдения ритуальной чистоты, норм кашрута – диетарных законов в иудаизме и др.). Наконец, это все возрастающее число смешанных браков и их потомков, особен­но так называемых негалахических евреев (Галаха – нормативное право в иудаизме, согласно которому еврейство признается по мате­ринской линии)[4]. Последних среди потомков смешанных браков боль­шинство, т.к. мужчины-евреи чаще вступают в смешанные браки, чем женщины-еврейки. Однако данные предсказания не оправдались, и для этого тоже были и остаются объективные и субъективные причи­ны: отсутствие серьезной финансовой поддержки, организационные просчеты и глубокий консерватизм российского общества в целом и российского еврейства как его «сегмента» в частности. Так, многие люди еврейского происхождения (данные наших предыдущих иссле­дований) негативно относились к женщинам-раввинам, отсутствию соблюдения даже основных норма иудаизма (обрезание, кашрут и др.). Поэтому к «организационным промахам», нанесшим реформист­скому движению в России немалый вред, следует отнести «лесбий­скую хупу» (хупа – свадебный балдахин; так нередко обозначают всю свадебную церемонию в иудаизме), которую совершила в Москве рав­вин Нелли Шульман[5]. Тем не менее, после массового оттока последо­вателей реформизма это течение стало возрождаться, и оно не просто официально зарегистрировано[6], но реально существует в нескольких российских городах, преимущественно в Москве и Петербурге. В них делается попытка сконструировать «нового еврея», обладающего но­вой самоидентификацией. Об основных характеристиках этого «ново­го еврея» и пойдет речь в статье.

Источники и методы

Как и в прежних работах, при написании этой статьи автор приме­нял комплексный подход – сочетание качественных и количественных методов, который представляется наиболее удачным и адекватным при изучении и анализе сложных поведенческих и мировоззренческих во- просов[1].

Основными источниками для этой работы послужили авторские по­левые материалы 2013-2014 гг.: результаты включенного наблюдения в московской общине прогрессивного иудаизма «Ле-дор ва-дор» (иврит – из рода в род)[2]; тексты серии (22) глубинных интервью (использовался преимущественно метод Oral History – «устной истории») и нескольких экспертных интервью, а также данные анкетного опроса, проведенных в Москве и Петербурге в 2013-2014 гг. Также использованы результаты более ранних опросов, проведенных автором среди разных групп рос­сийского еврейства (2009-2012 гг.), и результаты, полученные другими исследователями, в последние годы обращавшимися к изучению рос­сийских евреев. В отдельных случаях привлекались также материалы различных Интернет-ресуров.

Немного статистики

Реформистские общины в Москве и Петербурге насчитывали, по со­общениям раввинов, в 2014 г. от 200 до 240 членов каждая. Кроме того, некоторые люди членами общины не являлись, но время от времени по­сещали ее, особенно по Субботам и праздникам, а также приходили на семинары и др. Поэтому генеральная совокупность нашей выборки со­ставила 50 респондентов, что в данном случае вполне репрезентативно. 40% респондентов были мужчины, а 60% – женщины.

Как явствует из диаграммы 1, 12% опрошенных имели среднее и среднее специальное образование; 24% на момент опроса были студен­тами; 58% имели высшее образование; 4% – степени кандидатов и док­торов наук.

Этот показатель, как и возрастная структура, резко отличают после­дователей реформизма как от российского еврейства в целом (в кото­ром высока доля людей старших возрастных когорт), так и особенно от клиентов организаций, курируемых последователями ортодоксального иудаизма (в первую очередь хасидизма), в которых, как, например, в бла­готворительных организациях, очень много пенсионеров, получающих там бесплатные или дешевые услуги (продуктовые посылки, уход за по­жилыми людьми и пр.)[3].

20% респондентов оценили уровень своего дохода как низкий и очень низкий; 62% – как средний; а 14% – как выше среднего и высокий.

Диаграмма 1. Уровень образования

Диаграмма 1

Таким образом, образовательный уровень реформистов очень высок, и выделяется даже на фоне в целом высокого уровня евреев по России.
Диаграмма 2 показывает, что 58% опрошенных на момент опроса имели постоянную работу, 10% – временную работу, 24%, как уже было сказано, учились в вузах, 2% были безработными и только 2% – пенсионерами.

Диаграмма 2. Уровень занятости

Диаграмма 2. Уровень занятости

И в этом отношении реформисты, что выглядит вполне естественным, отличаются от клиентов организаций, находящихся в ведении ФЕОРа (Федерация Еврейских Общин России – религиозное объединение, включающее в себя общины хасидского движения «Хабад Любавич»). Более того, члены реформистской общины в Москве платят своего рода ежемесячный «членский взнос», который в 2014 г. составлял 400 руб.

Результаты наших более ранних опросов (см. таблицу 1) показывают, что в России большинство молодых людей еврейского происхождения предпочитают реформистский и консервативный иудаизм, в то время как респонденты более старших возрастных групп отдают предпочтение ортодоксальному иудаизму.

Таблица 1.

Какое течение для Вас наиболее привлекательно? Возраст
16-19 20-24 25-34 35-54 55-69 70 и более лет Доля в вы­борке
Нет ответа ,0 ,0 ,0 7,7 5,6 10,5 5,8
Ортодоксальный

иудаизм

,0 ,0 33,3 ,0 27,8 15,9 15,8
Хасиды, Хабад Любавич ,0 16,7 ,0 7,7 5,6 ,0 4,3
Консервативный

иудаизм

25,0 ,0 11,1 7,7 5,6 10,5 8,7
Реформистский иудаизм 25,0 16,7 11,1 23,1 11,1 15,8 15,9
Мне все равно ,0 ,0 11,1 7,7 5,6 ,0 4,3
Другой ответ ,0 16,7 ,0 7,7 16,7 10,5 10,1
Не знаю, чем они различаются; затрудняюсь ответить 50,0 50,0 33,3 38,5 22,2 36,8 34,8
Нет ответа 0,0 0,0 0,0 7,7 5,6 10,5 5,8
Всего 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

 

О консервативном иудаизме мы скажем чуть позже. Пока же попро¬буем показать, почему люди выбирают реформизм.

Что именно нравится?

Что же людей привлекает в реформистском иудаизме? Из табли¬цы 2 видно, что респондентам реформизм нравится своей интеллектуальностью, а также, по их словам, меньшей «догматичностью» и «фанатизмом», чем ортодоксальный иудаизм (это в интервью информанты подчеркивали неоднократно). Евгения, 35 лет, образование высшее, замужем, трое детей (отец еврей), говорила (Москва, 2014): «Мы – думающие. Тут вообще интеллигентные люди собрались. Настоящие интеллектуалы есть. Поэтому они и думают, а не просто повинуются, как хабадники».

Таблица 2.

Почему именно реформизм представляется Вам наиболее привлекательным? (%)

Ваши еврейские корни Почему реформизм кажется Вам наиболее привлекательным?
Наименее фанати­чен, дог­матичен Наибо­лее ин- теллек- туален Нравит­ся его филосо­фия Наиболее честный Нравит­ся отно­шение к женщине Доля в выборке
Полностью

еврей/ка

20,0 16,7 14,3 ,0 ,0 14,3
На 3/4 еврей/ка ,0 16,7 14,3 ,0 ,0 9,5
Наполовину еврей/ка по материнской линии 20,0 33,3 ,0 ,0 ,0 14,3
Наполовину еврей/ка по отцовской линии 20,0 16,7 28,6 100,0 50,0 28,6
На 1/4 еврей/ка по материнской линии ,0 ,0 ,0 ,0 50,0 4,8
На 1/4 еврей/ка по отцовской линии ,0 ,0 14,3 ,0 ,0 4,8
Еще более отдаленные еврейские корни 20,0 ,0 28,6 ,0 ,0 14,3
Другой ответ 20,0 16,7 ,0 ,0 ,0 9,5
Всего 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

 

Так, Игорь, 26 лет, образование высшее, инженер, (желающий также продолжить образование в Институте Лео Бека), неженат (отец еврей, мать русская, живет в Челябинске) на вопрос о том, что привело его в реформистскую общину, ответил (Москва, 2013): «Трудно так сказать. Наверное, общение с раввином. Это возможность рассуждать. Потом, я играю на гитаре. Вообще занимаюсь музыкой, немного пою, мне пред­ложили петь на Шаббатах. Мне нравится, что тут нет назидательности, нравоучений, что нужно думать и действовать».

В интервью часто звучал и такой мотив: реформизм более открыт для евреев по отцовской линии (как уже говорилось, это самая большая группа среди людей еврейского происхождения в России). Из приведен­ной выше таблицы видно, что их больше всего и среди реформистов: особенно если к евреям «по отцу» добавить «евреев по деду».

Немало информантов говорили, что реформизм более удобен в со­временной жизни. Так, Павел, 26 лет, образование высшее, архитек­тор (дед по материнской линии еврей), рассказывал (Москва, 2013): «Тут <в реформистской общине> мы соблюдаем все. Но без фанатизма, понимаете. Трудно ведь тут, в России кашрут соблюдать. Поэтому мы соблюдаем, но не полным кашрутом, Вы же видите. Мне вообще нравит­ся kosher style, это гораздо удобнее».

Некоторым нравится его философия, изучению которой в общине уделяется немалое внимание. Игорь, 28 лет, образование высшее, ме­неджер, неженат (дед по материнской линии еврей), рассказывал о сво­ем опыте так (Москва, 2014): «Да. Я еще со школьных лет увлекался философией, сначала был стандарт: Ларошфуко, Ницше и т.д., Франция, Германия, потом пошло глубже, потом постмодерн, философия Сред­невековья. Полный курс философии, потом еще раз я его прогнал, по­том еще глубже – теория критики и т.д. У евреев это немного иначе, и это меня заинтересовало, тем более, у меня еврейские корни. Чтобы собрать какую-то картину мира, мне это просто понадобилось. С тече­нием времени начинаешь понимать, что. евреев сама вера, атрибуты и жизненная позиция. Поэтому я здесь, в реформизме. Почему выбрал реформизм? С моей точки зрения, это самая либеральная ветвь и до­ступная лично для меня».

Многие говорили, что их очень привлекает обстановка в общине. Например, Дарья, 26 лет, филолог, имеет, по ее словам, отдаленные еврейские корни по отцовской линии, отмечала (Москва, 2014): «Мне было интересно, какие есть течения, но я в них не особо разбиралась, я уже здесь <в реформистской общине> начала в них разбираться. Так что к реформистам я не стремилась, наверное, так удачно попала, что мне здесь комфортно, отношение к иудаизму такое, ну, думают тут люди, обсуждают разные вопросы, а не просто сидят и слушают».

Некоторые особенно подчеркивают, что им в реформистском иуда­изме нравится отношение к женщинам, которые в синагоге сидят в мо­литвенном зале вместе с мужчинами, могут носить молитвенное покры­вало (талит, или талес), кипу (маленькую шапочку, которую у ортодок­сальных евреев, как и талит, носят только мужчины). Женщины изучают священные тексты, их вызывают к чтению Торы, они имеют право нести ее свитки и пр. Ольга М., 28 лет, еврейка на четверть по материнской линии, незамужем, врач, говорила (Москва, 2014): «Мне особенно нра­вится, что тут я человек. Меня вызывают к Торе, я могу носить талит, кипу, сидеть вместе с мужчинами» (Москва, 2013).

Таким образом, реформисты неоднократно подчеркивали, что они – своего рода интеллектуальная элита, люди думающие, которые стремятся обсуждать различные вероучительные и обрядовые вопросы, а не просто слушать раввина и подчиняться ему.

Особенности реформизма в России

Реформистский иудаизм в разных странах, естественно, имеет свои особенности в вероучительной и обрядовой практике. В России – и это неоднократно подчеркивалось раввинами – реформизм имеет гораздо более консервативный характер, чем за рубежом, особенно в США. Для примера: многие реформистские общины за рубежом упразднили обряд обрезания как устаревший и даже варварский; в ряде мест не отмечают праздник Пурим как сомнительный с морально-этической точки зрения. Однако в России раввины требуют от мужчин, желающих стать членами общины, пройти обряд обрезания, а Пурим остается широко отмечае­мым и любимым праздником.

Так, рав Александр говорил (Москва, 2014): «По сравнению с аме­риканцами, по крайней мере, с общиной, мы более консервативны в силу менталитета, в силу российского менталитета. Мы живем в очень консервативном обществе. Соответственно у нас странность вот та­кая, сторона обрядовая, в том числе галахическая, она больше, несмо­тря на то что мы признаемся реформистами и в то же время, напри­мер, консерваторы по обрезанию. Равинский совет так постановил. Вот для России подходят больше консервативное отношение к этому.

Поэтому, если человек собрался делать гиюр <обряд перехода в иуда­изм>: мужчина или мальчик, он обязательно пройдет обрезание. Без этого не принимают гиюра. Он может сколько угодно ходить, учиться, все мы ему дадим. Мы ему дадим широкую возможность участвовать в еврейской жизни. Но у него проблемы будут при хупе <бракосоче­тании>. Мы его все равно будем просить сделать обрезание. Не все с этим согласны».

Приверженность более консервативным воззрениям и практикам объясняет, почему люди еврейского происхождения в России (как мы видели в таблице 1) предпочитают не только реформистский, но и кон­сервативный иудаизм (в нашей стране это довольно виртуальное тече­ние): они просто путают оба направления.

Довольно естественно, что в реформистской общине, претендующей на звание интеллектуальной элиты, немалое внимание уделяется и свет­ским еврейским символам и ценностям. В их число, безусловно, входят Государство Израиль и память о Холокосте, по истории которых членам общины читают лекции: во время семейных выездных семинаров, семи­наров для будущих руководителей и рядовых членов общины.

В этом отношении реформистский иудаизм в России, на пер­вый взгляд, напоминает российский же вариант гражданской/свет­ской религии, в данном случае «светского иудаизма». Само понятие «гражданская религия» встречается еще в «Общественном договоре» Ж.-Ж. Руссо, но именно во второй половине ХХ в. оно получило широ­кое распространение в социологии и антропологии религии. Под ним стали понимать своего рода устойчивый «набор» религиозных и свет­ских символов и ценностей, высоко ценимых в данном сообществе[1]. Отмечалось также, что это по существу светское мировоззрение, свое­го рода паллиатив обычной религии. За рубежом, особенно в США, где существует самая крупная еврейская диаспорная община, вырабо­тан и своеобразный «светский иудаизм» – ряд почитаемых ее членами ценностей, обрядов и ритуалов (Тора, Суббота, Холокост, Государство Израиль и некоторые другие). В России в последние два десятилетия в рамках различных светских еврейских организаций также создается российский вариант «светского иудаизма», отличительными черта­ми которого стали почтительное отношение к Субботе и некоторым еврейским праздникам, «частичный кашрут», Государство Израиль и некоторые другие символы[2].

Однако, в отличие от «светского иудаизма», иудаизм реформистс­кий – не квазирелигия, не разновидность светского мировоззрения. По­следователи не просто верят в Бога (практически все опрошенные отве­тили на этот вопрос утвердительно), но предпочли иудаизм. Они более или менее последовательно выполняют его основные предписания: об­резание, посещение синагоги, соблюдение Субботы, основных предпи­саний кашрута и др. (хотя в ряде случаев в «щадящей» форме).

Заключение

Большинство последователей реформистского иудаизма – люди моло­дые, почти все члены общины родились после войны, и никто не воспи­тывался в традиционной еврейской среде, где сохранялись бы (хотя бы в остаточной форме) элементы традиционной восточноевропейской еврей­ской (восточноашкеназской) культуры, основанной на иудаизме и языке идиш. Выбор иудаизма вообще и его реформистского направления в част­ности – это результат свободного выбора, своего рода религиозный экспе­римент, попытка построить новую еврейскую самоидентификацию. Она отличается как от советской еврейской самоидентификации, базировав­шейся прежде всего на этническом принципе (происхождение, «кровь») и антисемитизме, так и от досоветской, фундаментом которой были орто­доксальный иудаизм и основания на нем и «говорящая» на идиш тради­ционная восточноевропейская культура. Реформистский проект в России сосуществует с несколькими другими – религиозными и светскими, ин­ституционально оформленными или неформальными (ортодоксальный иудаизм, светская еврейская идентичность, даже христианская еврейская самоидентификация и др.). Он занимает свою «нишу», предлагая своим последователям модернизированный вариант иудаизма.

Список литературы

1. Козлов С.Я. Московские евреи в конце ХХ – начале XXI в.: от де- этнизации к реэтнизации (реалии, проблемы, перспективы), 2010 (рукопись).
2. Котляр Г. От религиозных реформ к сионизму. Реформа в иудаизме в Польше и Российской империи XIX-го – начала XX-го веков [Элек¬тронный ресурс]. Режим доступа: http://berkovich-zametki.com/2007/ Starina/Nomer5/Kotljar1.htm.
3. Носенко Е. «Быть или чувствовать?» Основные аспекты еврейской самоидентификации у потомков смешанных браков в современной России. М.: ИВ РАН-Крафт+, 2004.
4. Носенко Е. Иудаизм, христианство или «светская религия»? Выбор современных Российских евреев // Диаспоры / Diasporas. 2009. № 2. С. 6-40.
5. Носенко-Штейн Е. «Светский иудаизм» в России: изобретенная ре¬альность? // Научные труды по иудаике. Материалы XVII Междуна¬родной конференции по иудаике. Т. 1. М., 2010.
6. Носенко-Штейн Е.Э. «Передайте об этом детям вашим, а их дети следующему роду». Культурная память у российских евреев в наши дни. М.: МБА, 2013.
7. Тарнополь И. Опыт современной и осмотрительной реформы в обла¬сти иудаизма. Размышления о внутреннем и внешнем быте русских евреев 1868 // Альманах «Мория», 2005. [Электронный ресурс]. Ре¬жим доступа: http://www.moria.hut1.ru/ru/almanah_04/01_10.htm.
8. Ципперштейн С. Евреи Одессы. История культуры. 1794-1881. М. – Иерусалим, 1995.
9. Bellah R.N. Civil Religion in America // Deadalus. 1967. Winter.
10. Liebman Ch.S., Don Yehiya F. Civil Religion in Israel: Traditional Judaism and Political Culture in the Jewish State. Berkeley: University of California Press, 1983.