Введение

Елена Носенко

Введение

На суд российского читателя представлена новая книга об Израиле. Ее авторы – специалисты из России, Израиля и США – историки, социологи, антропологи, культурологи. Это первая в России работа, в которой сделана попытка создать социокультурный «портрет» израильского общества.

Идея создания такого проекта возникла у меня недавно, и тому было несколько причин. Первая – состояние изучения Израиля в России. В советский период израилеведение как субдисциплина находилось под столь жестким идеологическим контролем, что говорить о серьезных научных исследованиях в данной области вряд ли было возможно (подробнее см.: Носенко, 2006; Носенко, 2007; Эпштейн, 2007). В последующие годы общие трудности, с которыми столкнулось российское общество в целом и академическая наука как его составная часть, также не способствовали расцвету российского израилеведения. Серьезных книг и статей, выпущенных российскими исследователями в это время, было, увы, очень немного (см. об этом: Шевелев, 2007; Эпштейн, 2007а).

Вторая причина, побудившая меня «запустить» подобный проект, кроется в определенной однобокости изучения проблем израильского общества. Специфическая подготовка спеиалистов-израилеведов в России привела к тому, что в нашей стране появлялись немногочисленные работы, посвященные внешней, реже внутренней политике Израиля, а также его экономике. Среди них труды о ближневосточном урегулировании, проблеме Иерусалима, внутриполитической ситуации; но о культуре этого государства на русском языке работ почти нет. Немногочисленные обобщающие труды носят по преимуществу страноведческий, то есть описательный характер.

В то же время целые «пласты» израильской истории, разнообразные социокультурные проблемы становления нации, взаимоотношения между разными конфессиями, этническими и национальными группами и многое другое, по существу, оставалось и остается «за кадром». Даже исследования проблем бывших советских иммигрантов – великого «Исхода» почти миллиона русскоязычных из бывшего СССР, в значительной степени изменившего облик этой страны – не получили в России сколько-нибудь заметного развития.

И все же дело не только в особенностях подготовки специалистов по изучению Израиля в России. Конечно, ситуацию усугубляют и отсутствие притока новых научных кадров, и нехватка средств на проведение исследований, и невозможность отечественным ученым регулярно бывать в Израиле, и даже постоянно получать необходимые научные книги, журналы и обзоры. В результате, лучшие монографии и статьи об Израиле и, что самое обидное – о так называемом «русском» Израиле – написаны не в России.

Между тем, Государство Израиль – поле уникального и поразительного исторического эксперимента. Правда, живя в стране, в которой над населением более 70 лет осуществлялся крайне левый эксперимент, а затем – нечто, напоминающее эксперимент правый, я, в общем-то, негативно отношусь к любым социальным опытам. Но ситуация такова, что не виданный в истории национальный, социальный и культурный эксперимент в Израиле был поставлен и – со многими оговорками – удался. Более того, для нас, жителей России, социальный и культурный опыт этого небольшого государства необыкновенно интересен.

Я не буду здесь говорить о том, что Государство Израиль – центр ближневосточного политического узла, на котором «завязано» множество событий во всем мире – об этом сказано достаточно. Между тем, Израиль – своего рода лаборатория, где проходят апробацию многочисленные «испытания». На наших глазах разворачиваются интереснейшие процессы, например, становление израильской нации, межкультурное взаимодействие между различными этническими группами, попытки диалога между светским и религиозным сегментами общества и многое другое. Даже перечисленного достаточно, чтобы понять, какой интерес может представлять эта страна для ученых, специализирующихся в области истории, антропологии, социологии, религиоведения, культурологии и других гуманитарных дисциплин. Но, как мне представляется, все это может заинтересовать и широкую читательскую аудиторию, потому что ряд проблем, стоящих перед израильским обществом, актуален и для России.

Предлагаемая читателям коллективная монография – первая в России попытка осветить и осмыслить некоторые из них. В силу уже указанных причин она не могла быть выполнена силами только российских исследователей, поэтому его «международный» характер подразумевался с самого начала. Редколлегия предполагала включить в книгу разделы, посвященные языкам и языковой политике; этнокультурной мозаике; межконфессиональным отношениям; проблемам «нацстроительства» и некоторым другим. Однако в процессе формирования редакционного портфеля в структуре работы произошли некоторые изменения. Так, не было предложено статей, посвященных возникновению израильской нации или этнокультурным общинам этой страны – так называемым эдот (марокканским, йеменским, румынским евреям и т.п.). В то же время – и это вполне ожидаемо – в редколлегию поступило множество статей о непростой адаптации и интеграции в израильском обществе русскоязычным иммигрантам из СССР / СНГ и их проблемам. Большинство авторов этих статей – израильтяне, приехавшие в эту страну в 1990-е гг. (иногда затем покинувшие Израиль). Все они, так или иначе, выступают в роли «включенных наблюдателей», столкнувшись с новыми социокультурными реалиями, проблемами личной профессиональной и психологической  и культурной адаптации в стремительно меняющееся израильское общество. Поэтому многие из них освещают проблемы «русского Израиля» не только как специалисты в своей области, но и сквозь призму личного опыта. Неудивительно, что раздел, посвященный так называемой «большой алие*», которая поставила перед израильским обществом и его элитами, в том числе перед интеллектуалами, ряд новых задач, получился самым обширным.

Однако значительное внимание в книге уделено не одним нашим бывшим соотечественникам. Читатель найдет здесь статьи о формировании различных форм идентичности и адаптации иммигрантов из разных стран, о создании разнообразных символов и ценностей в израильском обществе и их преломлению в литературе, искусстве и общественном сознании. Книга включает в себя три раздела: «Модели культурной идентичности: языки, общины, религии»; «Русский» Израиль: от гетто к интеграции»; «Многоликий Израиль сквозь призму литературы и кино».

Почти все авторы статей – либо являются гражданами России, либо были в прошлом гражданами СССР / СНГ. Наконец, крупный американский социолог Цви Гительман, автор многочисленных работ об Израиле, в том числе о проблемах советских и постсоветских евреев, тоже родом с территории бывшей Российской империи. Все авторы говорят по-русски, русская культура для них – не чужая. В то же время, большинство из них – граждане Израиля или США, и многое им видится иначе, чем отечественным ученым. Это дало мне повод назвать книгу «Израильтяне «русские» и «нерусские»: культуры и идентичность». На мой взгляд, такое название отражает различное видение израильской специфики учеными из разных стран, а также многообразие проблем, стоящих перед самими израильтянами – выходцами из разных стран.

Читатель, несомненно, обратит внимание на эту разницу. Она более всего заметна в различных подходах к одним и тем же вопросам. Так, большинство авторов, говоря о приезде евреев в Израиль, употребляют термин «иммиграция». Но некоторые исследователи склонны считать эти волны переселений, в том числе и мощную волну 1990-х гг., репатриацией, или алией. Я предоставляю каждому исследователю отстаивать свою точку зрения, хоть это и вносит в книгу некоторый терминологический разнобой. То же касается и некоторых других терминов. Например, одни авторы употребляют термин «оккупированные территории», другие предпочитают говорить о «контролируемых», и т.д. Я полагаю, что плюрализм уместен не только в политике, но и в науке и что времена, когда единственно верное учение «подминало» под себя все прочие, канули невозвратно.

Редколлегия решила посвятить эту книгу светлой памяти выдающегося израильского ученого Баруха Киммерлинга. Он не был русскоязычным, не был выходцем из России. Но без его трудов – умных и неоднозначных – трудно представить себе мировое израилеведение. Поэтому наша коллективная монография открывается статье Алека Эпшетйна (Открытый Университет Израиля, Иерусалим) об интеллектуальных поисках и непростом творческом пути Б. Киммерлинга. Некоторые работы этого замечательного автора переведены на русский язык. Хочется надеяться, что наша книга прозвучит не просто как новое слово в отечественном израилеведении. С ее помощью мы сделали попытку оживить научный и общественный интерес к проблемам Государства Израиль. Она также и своего рода «памятник» Баруху Киммерлингу, и надежда привлечь внимание отечественных читателей к его научному наследию.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Носенко Е. (2006). Найдет ли антропология свое место в российской иудаике (размышления о роли некоторых социальных и гуманитарных наук) // Диаспоры / Diasporas, 2006. 218-233.

Носенко Е. (2007). Еще раз об антропологии, иудаике и их взаимоотношениях (ответ моим оппонентам) // Диаспоры / Diasporas. 1-2, 238-246.

Шевелев Д.Л. (2007). Израилеведение и палестиноведение в современной России (к вопросу о дефинициях и состоянии отрасли) // Восток / Oriens, 5, 216-220.

Эпштейн А. (2007). Пробемы развития иудаики и израилеведения на русском языке: полемические заметки // Диаспоры / Diasporas, 1-2, 228-237.

Эпштейн А. (2007а). Изучение Израиля в России (1999-2006): достижения и проблемы. Восток / Oriens, 2.

 

* Алия – (на иврите – восхождение), термин, принятый в израильской научной и публицистической литературе для обозначения иммиграции евреев из стран диаспоры в Землю Израиля; в сионистском дискурсе рассматривается как репатриация, т.е. возвращение евреев на свою историческую родину (прим. ред.).